Что представляет собой договор финансирования под уступку денежного требования и как его заключить?

Сегодня мы предлагаем разобраться в теме: "Что представляет собой договор финансирования под уступку денежного требования и как его заключить?". Мы постарались собрать воедино всю имеющуюся информацию и предоставить в понятном для не специалистов виде. Любые вопросы можно задать нашему консультанту.

По договору финансирования под уступку денежного требования одна сторона (финансовый агент) передает или обязуется передать другой стороне (клиенту) денежные средства в счет денежного требования, вытекающего из предоставления клиентом товаров, выполнения им работ или оказания услуг третьему лицу, а клиент уступает или обязуется уступить финансовому агенту это денежное требование (ст. 824 ГК РФ).

Юридическая квалификация договора: консенсуальный (если агент обязуется передать денежные средства), реальный (если передает); возмездный, взаимный.

Стороны в договоре:

— финансовый агент­-фактор (банк, или иная кредитная организация при наличии лицензии) постановление Президиума ВАС РФ №955от 30.06.1998 г.;

— клиент-­кредитор — любое лицо (чаще всего коммерческая организация);

— должник — по уступаемому требованию (коммерческая организация).

Существенные условия договора: предмет.

Предмет договора — денежное требование (основанное на обязательстве), уступаемое в целях получения финансирования, срок платежа по которому уже наступил (существующее требование), или которое возникает в будущем (будущее требование). Уступаемое право должно быть индивидуально определено в соглашении о цессии и конкретизировано в пяти его составляющих: 1) предмет требования; 2) активная сторона (кредитор); 3) пассивная сторона (должник); 4) содержание требования (какие действия должник обязан произвести с предметом обязательства, например, право требования передачи товара); 5) основание возникновения требования (наименование, номер и дата договора, заключенного между кредитором и должником). Именно такая степень определенности предмета уступки позволяет признавать заключенным договор с точки зрения судебной практики.

Срок договора: определяется по соглашению сторон, однако для финансового агента и клиента точное определение наступления срока передачи требования является всегда исключительно важным. Поэтому данное условие договора было бы целесообразно закрепить в качестве объективно существенного условия.

Цена договора: стоимость самого требования плюс вознаграждение финансового агента. Оно зависит от ряда условий (срок платежа, платежеспособность должника, сумма требования и др.), но приблизительно составляет 10—30% от суммы требования.

Форма договора подчиняется предписаниям о форме цессии — письменная. По общему правилу последующая уступка требования финансовым агентом не допускается, если иное не предусмотрено соглашением сторон. При последующей уступке требования финансовый агент становится в положение клиента.

Клиент обязан: уступить денежное требование (в результате происходит перемена лиц в обязательстве, место кредитора (клиента) занимает финансовый агент); клиент отвечает лишь за действительность требования, а не за его исполнение (п. 3 ст. 827 ГК РФ). Он обязан передать финансовому агенту документы, удостоверяющие право требования (договор клиента со своим должником, из которого вытекает уступаемое требование, отгрузочные разнарядки, счет­фактуру, акт приемки товаров по количеству и качеству и т.д.); уплатить финансовому агенту вознаграждение. Размер вознаграждения финансового агента может исчисляться в виде твердой суммы, процента от стоимости переданных требований и т.д.

Финансовый агент обязан: передать деньги клиенту (в момент заключения договора или близкий к нему срок). Финансовый агент уплачивает от 70—90% обусловленной суммы. Неполная оплата объясняется риском неплатежа со стороны должника, который лежит на финансовом агенте. Оплата как 100%, так и 70% не противоречит закону, но становится невыгодной в первом случае — финансовому агенту, во втором — клиенту; осуществить иные финансовые услуги для клиента, перечень которых закрепляется в качестве договорных условий.

Должник обязан произвести платеж при условии, если: он получил от клиента либо от финансового агента письменное уведомление об уступке денежного требования данному финансовому агенту; в уведомлении определено надлежащее исполнение денежного требования; в уведомлении указан финансовый агент, которому должен быть произведен платеж (ст. 830 ГК РФ).

Последствия неисполнения финансовым агентом или клиентом обязанности по уведомлению должника: должник сохраняет право произвести платеж первоначальному кредитору, при этом исполнение будет надлежащим и прекратит существующее между должником и кредитором денежное обязательство. Квалифицирующими признаками договора финансирования под уступку денежного требования, в отличие от цессии, являются: денежный характер уступаемого требования; предварительная форма оплаты; наличие соответствующей лицензии у финансового агента. Практика различает следующие виды факторинга: раскрытый и нераскрытый (конфиденциальный). В ГК РФ установлены правила раскрытого факторинга . При нераскрытом факторинге должник платит не финансовому агенту, которому перешли денежные требования, а клиенту — прежнему кредитору. Клиент обязан передать денежные средства, полученные по переуступаемым требованиям, финансовому агенту в соответствии с условиями договора.

Ответственность зависит от юридической природы договора. В консенсуальном договоре «фактор» отвечает за отказ от передачи клиенту денежных средств в счет денежного требования последнего. Клиент отвечает за несовершение или ненадлежащее оформление уступки требования, а также за недействительность переданного требования. В реальном договоре ответственность за его неисполнение наступает лишь для клиента — за недействительность предмета договора либо также за его неисполнимость. Ответственность выражается в компенсации убытков и уплате неустойки, если она предусмотрена соглашением сторон.

Данный договор можно назвать комплексным, так как он сочетает в себе элементы кредитного договора и цессии. Кредитом в договоре факторинга называются денежные средства, а уступка денежного требования — способ возврата кредита. Такие отношения в практике получили название «торговля долгами» : у клиента есть право на получение определенной суммы (например, 100 тыс. рублей) через какое­-то время, однако деньги ему требуются немедленно. Он уступает финансовому агенту свое право на получение 100 тыс. рублей, а тот ему за это выплачивает 80 тыс. рублей (т.е. фактически покупает право на получение 100 тыс. рублей за меньшую сумму).

31. Договор банковского вклада

Понятие

По договору банковского вклада (депозита) одна сторона (банк), принявшая поступившую от другой стороны (вкладчика) или поступившую для нее денежную сумму (вклад), обязуется возвратить сумму вклада и выплатить проценты на нее на условиях и в порядке, предусмотренных договором (п. 1 ст. 834 ГК РФ).

В случае принятия вклада от юридического лица лицом, не имеющим на это права, или с нарушением порядка, установленного законом или принятыми в соответствии с ним банковскими правилами, такой договор является недействительным (п. 2 ст. 835 ГК РФ). Вклад может быть внесен в банк на имя определенного третьего лица (п. 1 ст. 842 ГК РФ). Договор банковского вклада в пользу не существующего к этому моменту юридического лица ничтожен (п. 1 ст. 842 ГК РФ).

Особенности договора

1. К отношениям банка и вкладчика по счету, на который внесен вклад, применяются правила о договоре банковского счета (гл. 45 ГК РФ), если иное не предусмотрено правилами гл. 44 ГК РФ или не вытекает из существа договора банковского вклада. Юридические лица не вправе перечислять находящиеся во вкладах (депозитах) денежные средства другим лицам (п. 3 ст. 834 ГК РФ).

2. Договор банковского вклада должен быть заключен в письменной форме.

Письменная форма договора банковского вклада считается соблюденной, если внесение вклада удостоверено сберегательной книжкой, сберегательным или депозитным сертификатом либо иным выданным банком вкладчику документом, отвечающим требованиям, предусмотренным для таких документов законом, установленными в соответствии с ним банковскими правилами и применяемыми в банковской практике обычаями делового оборота (п. 1 ст. 836 ГК РФ). Несоблюдение письменной формы договора банковского вклада влечет недействительность этого договора. Такой договор является ничтожным (п. 2 ст. 836 ГК РФ).

3. Договор банковского вклада заключается на условиях выдачи вклада по первому требованию (вклад до востребования) либо на условиях возврата вклада по истечении определенного договором срока (срочный вклад). Договором может быть предусмотрено внесение вкладов на иных условиях их возврата, не противоречащих закону (п. 1 ст. 837 ГК РФ)

4. По договору банковского вклада любого вида банк обязан выдать сумму вклада или ее часть по первому требованию вкладчика, за исключением вкладов, внесенных юридическими лицами на иных условиях возврата, предусмотренных договором (п. 2 ст. 837 ГК РФ).

5. По договору банковского вклада, заключенному банком с юридическим лицом, размер процентов на вклад не может быть односторонне изменен, если иное не предусмотрено законом или договором (п. 3 ст. 838 ГК РФ).

6. Способы обеспечения банком возврата вкладов юридических лиц определяются договором банковского вклада (п. 2 ст. 840 ГК РФ).

Существенные условия

Это условия, обязательные для договоров данного вида. Договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора (п. 1 ст. 432 ГК РФ). Без них договор будет считаться незаключенным.

Существенными условиями являются:

— предмет договора;

— указание имени гражданина (ст. 19 ГК РФ) или наименования юридического лица (ст. 54 ГК РФ), в пользу которого вносится вклад, — если вклад вносится на имя третьего лица (п. 1 ст. 842 ГК РФ).

Не являются существенными условиями:

— условие о размере выплачиваемых вкладчику процентов. При отсутствии в договоре условия о размере выплачиваемых процентов банк обязан выплачивать проценты в размере, определяемом в соответствии с п. 1 ст. 809 ГК РФ (п. 1 ст. 838 ГК РФ).

Договор банковского вклада является реальным, он считается заключенным и порождает у сторон права и обязанности только с момента внесения вкладчиком в банк денежной суммы (вклада). Если, несмотря на подписание договора, сумма вклада не была передана банку, последний не обязан возвращать вкладчику сумму, поскольку такой договор будет считаться несостоявшимся. Следовательно, договор банковского вклада — каузальная сделка. Целью договора банковского вклада является предоставление банку определенной суммы денег в собственность с обязательством возврата.

Названный договор — односторонне обязывающий; он порождает обязательство банка вернуть вкладчику переданную ему сумму вклада вместе с обусловленными процентами и соответствующее право вкладчика требовать от банка исполнения его обязанности.

Договор банковского вклада является возмездным, так как банк обязан выплачивать вкладчику проценты (ст. 834 и п. 1 ст. 838 ГК РФ).

Проценты на проценты по обязательствам по договору банковского вклада можно начислять.

32. Договор банковского счета

По договору банковского счета банк обязуется принимать и зачислять поступающие на счет, открытый клиенту, денежные средства, выполнять распоряжения клиента о перечислении и выдаче соответствующих сумм со счета и проведении других операций по счету (ст. 845 ГК). Договор банковского счета — консенсуальный, двусторонний и возмездный (если в договоре прямо не установлено иное, т.е. его безвозмездность).

Субъектами договора банковского счета являются банк или небанковская кредитная организация при наличии у них лицензии на совершение этого вида банковских операций (ст. 1 Закона о банках и банковской деятельности, п. 4 ст. 845 ГК) и клиент (владелец счета). Следовательно, в договоре банковского счета на стороне услугодателя выступает специальный субъект. Клиентом по данному договору может быть любое физическое или юридическое лицо, однако условия договора (т.е. круг совершаемых операций по счету) будут определяться режимом соответствующего счета. Согласно общим правилам о форме сделок договор банковского счета должен заключаться в простой письменной форме (п. 1 ст. 161 ГК). В соответствии с п. 2 ст. 846 ГК банк обязан заключить договор банковского счета с клиентом, обратившимся с предложением открыть счет на объявленных банком для открытия счетов данного вида условиях, соответствующих требованиям, предусмотренным законом и установленными в соответствии с ним банковскими правилами. Основной обязанностью банка являются прием и зачисление поступающих на счет, открытый клиенту, денежных средств, а также выполнение его распоряжений о перечислении и выдаче соответствующих сумм со счета и проведении других операций по счету. Банк обязан выполнять предусмотренные договором операции по счету только в тех случаях, когда права лиц, осуществляющих от имени владельца счета распоряжения о перечислении и выдаче средств со счета, удостоверены клиентом. клиент обязан для распоряжения средствами на счете оформлять и представлять в банк документы, по форме соответствующие требованиям закона и банковских правил (платежные поручения, чеки и т.п.) и удостоверенные надлежащим образом (подписанные, например, в соответствии с образцами подписей в банковской карточке клиента или удостоверенные электронными средствами платежа, иными документами с использованием в них аналогов собственноручной подписи, кодов, паролей и других средств, подтверждающих, что распоряжение дано уполномоченным на это лицом). Согласно ст. 857 ГК на банк возлагается обязанность сохранять тайну банковского счета, операций по нему и сведений о клиенте (ср. также: ч. 1 ст. 26 Закона о банках и банковской деятельности). Банк пользуется денежными средствами владельца счета, по общему правилу он обязан в соответствии со ст. 852 ГК уплачивать проценты за пользование денежными средствами, находящимися на счете, сумма которых зачисляется на счет в сроки, определенные в договоре, а если такие сроки договором не предусмотрены — по истечении каждого квартала. Ограничение прав клиента по распоряжению денежными средствами, находящимися на счете, допускается только при наложении ареста на денежные средства, находящиеся на счете, или приостановлении операций по счету в случаях, предусмотренных законом. Клиенту предоставляется право одностороннего и безмотивного расторжения данного договора в любое время . В этом случае денежное обязательство банка включает как остаток средств на счете, так и суммы, списанные по платежным поручениям со счета клиента, но не перечисленные с корреспондентского счета банка.

В зависимости от объема расчетных операций, которые вправе совершать клиент банка, счета можно подразделить на: расчетные; текущие; специальные (бюджетные, счета доверительного управления, ссудные, депозитные, специальные банковские счета). В зависимости от субъектного состава договора счета можно подразделять также на клиентские и межбанковские (в Банке России, «лоро — ностро»). В зависимости от технических средств, оформляющих отношения сторон по договору, можно выделить карточные счета. Расчетные, текущие и некоторые специальные счета (например, депозитные и ссудные) могут оформляться банковскими картами (карточные счета).

Читайте так же:  Пошаговая инструкция по ликвидации ТСЖ

По договору финансирования под уступку денежного требования финансовый агент передает клиенту денежные средства в счет денежного требования клиента к должнику. Следовательно, особенностью договора является трехсубъектный состав:
  • клиент, нуждающийся в финансировании;
  • должник, требование к которому передает клиент;
  • финансовый агент, который осуществляет финансирование клиента.

В настоящее время в качестве финансового агента могут выступать любые коммерческие организации, лицензии для этого не требуется (ст. 825 ГК РФ).

Финансирование под уступку денежного требования выгодно тем, что освобождает предпринимателя или организацию от ожидания возврата задолженности (например, от ожидания оплаты поставленного товара). Получив денежные средства от финансового агента в обмен на требование к должнику, клиент может сразу включить их в экономический оборот.

Чтобы правильно заключить договор финансирования под уступку денежного требования, клиенту нужно разобраться, какие условия должны быть согласованы в таком договоре.

Основные требования к заключению договора факторинга

Договор финансирования под уступку денежного требования заключается по общим правилам о заключении гражданско-правовых договоров (гл. 28 ГК РФ). Договор считается заключенным, если между сторонами в требуемой в подлежащих случаях форме достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора.

К существенным относятся только два условия договора факторинга (ст. 824 и 826 ГК РФ):

  • о финансировании клиента финансовым агентом;
  • о денежных требованиях, приобретаемых финансовым агентом (т. е. задолженность должника).

Со вторым из этих условий проблем обычно не возникает. Требование передать денежные средства, как правило, легко отличить от требований поставить товар, выполнить работы и т. д. Главное – сформулировать это требование в договоре четко и подробно.

А вот с условием о финансировании сложностей больше. Помимо общих правил о том, как сформулировать условие о порядке и сумме выплаты такого финансирования, необходимо учитывать следующее.
Иногда договор факторинга заключают только для того, чтобы обойти предусмотренный в основном договоре запрет на уступку права (требования).

Дело в том, что закон прямо разрешает заключить договор факторинга, даже несмотря на ограничения в основном договоре.

И именно этим факторинг отличается от общих правил о цессии (об уступке требования).

Поэтому вполне естественно, что лица, пытающиеся оспорить договор факторинга по тем или иным причинам, обращают пристальное внимание на те недочеты, которые позволят доказать, что этот договор на самом деле прикрывает договор цессии.

Внимание! Если суд установит, что стороны не осуществили финансирование по договору, то есть риск, что суд признает договор факторинга притворной сделкой, прикрывающей цессию.
[4]
Если при этом окажется, что в основном договоре есть запрет на уступку требования, такая уступка будет признана ничтожной.

Так, в примере ниже стороны заключили договор факторинга в ходе судебного разбирательства, после того как суд предложил им представить документы, которые бы подтверждали согласие заказчика на переход прав по договору подряда. Доказательства того, что денежные обязательства по договору факторинга исполнялись, отсутствовали. В связи с этим суд решил, что финансирование не производилось. Притворная сделка, то есть сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, ничтожна. Такое правило содержит статья 170 Гражданского кодекса РФ. Поэтому суд признал договор факторинга ничтожной сделкой. Суд установил, что к договору в соответствии со статьей 170 Гражданского кодекса РФ подлежат применению правила, относящиеся к сделке, которую стороны действительно имели в виду, – договору уступки прав.

Пример из практики: суд пришел к выводу, что договор факторинга не влечет возникновения права требовать уплаты спорных денежных средств, поскольку является притворной сделкой, прикрывающей ничтожную сделку по уступке права 

ООО «Л.» (заказчик) и ООО «Н.» (подрядчик) заключили договор подряда. В дальнейшем ООО «Н.» (кредитор) и ООО «Тр.» (новый кредитор) заключили договор уступки прав. Также был заключен договор уступки прав между ООО «Тр.» (кредитор) и ООО «Т.» (новый кредитор). По условиям договора кредитор передал новому кредитору все права, которые принадлежали ему в силу договора уступки права требования.

В договоре поставки ООО «Т.» (покупатель) и ООО «Л.» (поставщик) предусмотрели оплату за поставляемый товар за счет имущественных требований покупателя, которые имелись у него к поставщику, путем зачета встречных однородных требований.

ООО «Т.» обратилось в суд с иском к ООО «Л.» о взыскании задолженности по договору подряда.

До принятия арбитражным судом решения по делу истец изменил основание иска и потребовал уплаты денежных средств на основании договора финансирования под уступку денежного требования, заключенного между ООО «Н.», ООО «Тр.» и ООО «Т».

В этом договоре стороны предусмотрели, что ООО «Тр.» передает ООО «Н.» денежные средства в счет денежного требования к третьему лицу – ООО «Л.», вытекающего из договора подряда. В свою очередь ООО «Н.» уступает ООО «Тр.» денежное требование на получение денежных средств за выполненные работы. ООО «Т.» передает ООО «Тр.» денежные средства в счет денежного требования к третьему лицу – ООО «Л.», вытекающего из договора подряда, а ООО «Тр.» уступает ООО «Т.» денежное требование на получение денежных средств за выполненные работы по договору подряда.

Суд первой инстанции в удовлетворении заявленных требований отказал. Суд пришел к выводу, что договор финансирования под уступку денежного требования не влечет возникновения у ООО «Т.» права требовать уплаты спорных денежных средств в рамках договора подряда, поскольку является притворной сделкой, прикрывающей сделку по уступке прав, которая является ничтожной.

Не согласившись с принятым судебным актом, ООО «Т.» обратилось с апелляционной жалобой. В обоснование своих требований оно указало, что содержание договора финансирования под уступку денежного требования свидетельствует о направленности волеизъявления сторон на заключение именно договора финансирования под уступку денежного требования, а никакого иного договора.

Доказательства фактического исполнения этого договора ООО «Т.» не представило в суд первой инстанции по причине того, что договор был заключен незадолго до судебного заседания.

ООО «Т.» также сослалось на то, что уступка финансовому агенту денежного требования является действительной, даже если между клиентом и его должником существует соглашение о ее запрете или об ограничении (ст. 828 ГК РФ). В данном случае наличие в договоре подряда требования о согласии ООО «Л.» на уступку прав требования не является основанием для признания договора финансирования под уступку денежного требования недействительным (ничтожным).

ООО «Л.» в отзыве на апелляционную жалобу ссылалось на то, что договор финансирования под уступку денежного требования является притворной сделкой, прикрывающей сделку уступки. А сделка по уступке ничтожна, так как в договоре подряда стороны прямо предусмотрели, что уступка требования к заказчику третьим лицам по настоящему договору не допускается без согласия заказчика, между тем заказчик (ООО «Л.») не давал своего согласия на уступку долга от первоначального кредитора следующему. Кроме того, в самом договоре уступки прав между ООО «Н.» и ООО «Тр.» также обе стороны подтвердили, что дальнейшая уступка прав требования возможна только с согласия заказчика. Такого согласия заказчик не давал.

Суд апелляционной инстанции посчитал выводы суда первой инстанции правильными на основании следующего.

Притворная сделка, то есть сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, ничтожна. К сделке, которую стороны действительно имели в виду, применяются относящиеся к ней правила (ст. 170 ГК РФ).[1]

Сущность договора факторинга заключается в своеобразном обмене исполняемого в будущем денежного требования на денежные средства. С экономической стороны финансирование под уступку денежного требования освобождает коммерсанта от ожидания платы за товары (работы, услуги) от покупателя. Незамедлительно получив денежные средства от финансового агента (фактора), клиент передает ему свое требование к покупателю, а денежные средства фактора включает в собственный экономический оборот, освобождая себя от ожидания расчетов с должником.

Договор финансирования под уступку денежного требования является возмездным, двусторонне обязывающим, то есть для признания уступки права требования факторингом договор должен соответствовать двум признакам: денежный характер уступаемого требования и наличие предварительного финансирования.

Договор финансирования под уступку денежного требования стороны заключили в ходе судебного разбирательства, после судебного заседания, в котором сторонам предлагалось представить документы, которые бы подтверждали согласие заказчика на переход прав по договору подряда. Однако доказательств исполнения денежных обязательств по договору финансирования под уступку денежного требования ООО «Т.» не представило. Из этого суд сделал вывод, что финансирование по договору не производилось.

Учитывая отсутствие предварительного финансирования со стороны финансовых агентов (ООО «Тр.», ООО «Т.»), суды пришли к выводу о том, что эти обстоятельства свидетельствуют о притворности сделки финансирования под уступку денежного требования. В действительности ее стороны имели в виду договор уступки. Договор финансирования под уступку денежного требования является ничтожной сделкой. Следовательно, к договору в соответствии со статьей 170 Гражданского кодекса РФ подлежат применению правила, относящиеся к сделке, которую стороны действительно имели в виду, – договору уступки прав, то есть нормы главы 24 Гражданского кодекса РФ.

В договоре подряда стороны предусмотрели, что уступка прав требований к заказчику третьим лицам не допускается без согласия заказчика. Заказчик такого согласия не давал. Какие-либо документальные доказательства, которые бы свидетельствовали о наличии согласия ООО «Л.» на переход прав по спорному договору, отсутствуют. В связи с этим суд пришел к выводу, что договор уступки прав также является недействительной (ничтожной) сделкой и не влечет возникновения у ООО «Т.» права требовать уплаты денежных средств по договору подряда (постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 29 сентября 2010 г. № 17АП-9315/2010-ГК).

Предметом договора финансирования под уступку денежного требования должно являться именно финансирование. При этом обязательным условием финансирования выступает уступка денежного требования. Такой вывод следует из анализа судебной практики. В частности, в постановлении Второго арбитражного апелляционного суда от 12 июля 2010 г. по делу № А82-19138/2009-45 суд разъяснил следующее: «Анализ условий данного договора не позволяет его квалифицировать как договор факторинга, поскольку предметом последнего является не обязанность уступить денежное требование, как в спорном случае, а обязанность финансирования; условие финансирования – уступка денежного требования. Таким образом, нормы, регулирующие договор финансирования под уступку денежного требования, к рассматриваемым отношениям неприменимы».

Пример из практики: суд установил, что спорный договор по своей сути не является договором факторинга, поскольку предмет спорного договора – обязанность уступить денежное требование, а не обязанность финансирования [2]

Предприниматель Ш. (поставщик) и ООО «Я.» (покупатель) подписали договор поставки.

В договоре стороны установили, что права и обязанности сторон по договору не могут быть переданы третьему лицу без взаимного (между поставщиком и покупателем) на то согласия.

Впоследствии предприниматель Ш. (цедент) и предприниматель Т. (цессионарий) заключили договор цессии об уступке права требования по договору поставки.

В связи с заключением договора цессии предприниматель Ш. обратился к ООО «Я.» с заявлением о перечислении долга предпринимателю Т. Предприниматель Ш. также обратился к ООО «Я.» с заявлением о перечислении денежных средств на его расчетный счет.

В итоге предприниматель Т. обратилась с иском в суд к ООО «Я.» о взыскании задолженности на основании договора уступки прав требования (цессии).

Исковые требования она мотивировала тем, что ООО «Я.» перечислило денежные средства на расчетный счет предпринимателя Ш. вместо расчетного счета истца, в результате денежные средства были арестованы и перечислены ЗАО «Р.». Договор истец считает договором о факторинговом обслуживании, в силу чего согласия должника об уступке требования не требуется.

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении исковых требований. Суд счел договор цессии незаключенным. Суд указал, что стороны не определили объем уступаемого права требования, а именно: отсутствует ссылка на товарные накладные, по которым передается право требования, сумма уступаемого права требования по договору уступки прав не соответствует сумме, указанной в акте сверки, подписанном между предпринимателем Ш. и ООО «Я».

Кроме того, суд установил, что в деле отсутствуют доказательства согласия ООО «Я.» на уступку предпринимателю Т. прав требования по договору поставки. Необходимость такого согласия предусматривает договор поставки. Договор уступки права требования (цессии) между предпринимателем Ш. (цедент) и предпринимателем Т. (цессионарий) об уступке права требования предпринимателя Ш. от ООО «Я.» задолженности, которая вытекает из договора поставки, противоречит части 2 статьи 382 и части 1 статьи 388 Гражданского кодекса РФ. И следовательно, в силу статьи 168 Гражданского кодекса РФ является ничтожным.

Предприниматель Т. обратилась в суд с апелляционной жалобой. Апелляционный суд согласился с решением суда первой инстанции по следующим основаниям.[3]

  • Стороны договора цессии не определили объем передаваемого права. Из договора усматривается, что в нем не содержится ссылок на конкретные счета-фактуры, товарные накладные, которые подтверждают наличие долга и по которым передается право требования; сумма уступаемого права требования, указанная в договоре уступки прав, не соответствует сумме, указанной в подписанном между предпринимателем Ш. и ООО «Я.» акте сверки взаимных расчетов.
  • Из содержания договора не усматривается, что новому кредитору перешло право, принадлежащее предпринимателю Ш. по договору поставки, в том же объеме и на тех же условиях, которые существовали у предпринимателя к моменту перехода права. При таких обстоятельствах договор уступки прав нельзя считать заключенным.
  • Как следует из условий договора поставки, права и обязанности сторон по настоящему договору не могут быть переданы третьему лицу без взаимного на то согласия сторон. То есть для уступки такого права требуется согласие как предпринимателя Ш., так и ООО «Я.». Установив, что ООО «Я.» не давало согласия на уступку прав требования, суд пришел к выводу, что продажу прав требований должника предпринимателю Т. стороны осуществили с нарушением договора поставки.

Доводы предпринимателя о том, что спорный договор по своей сути является договором финансирования под уступку денежного требования (факторинг), суд счел несостоятельными. Анализ условий данного договора не позволяет его квалифицировать как договор факторинга, поскольку предметом последнего является не обязанность уступить денежное требование, как в спорном случае, а обязанность финансирования; условие финансирования – уступка денежного требования.

Таким образом, суд пришел к выводу, что нормы, которые регулируют договор финансирования под уступку денежного требования, к рассматриваемым отношениям неприменимы (постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 12 июля 2010 г. по делу № А82-19138/2009-45).

Читайте так же:  Заявление в банк о погашении кредита

К подобным выводам приходили суды и по другим делам (постановления Президиума ВАС РФ от 23 мая 2000 г. № 8420/99, ФАС Центрального округа от 4 декабря 2006 г. № А48-276/06-1, от 5 июля 2006 г. № А54-677/2006-С22, от 22 июня 2006 г. по делу № А54-732/2006-С7, Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 26 июля 2011 г. № 18АП-5398/2011 по делу № А76-23371/2010).

Так, суд в постановлении ФАС Центрального округа от 5 июля 2006 г. № А54-677/2006-С22 указал, что «предметом договора финансирования под уступку денежного требования является передача денежных средств. Рассматриваемая сделка имеет иной предмет – уступка денежного требования. Последующая оплата, которую обязался производить в пользу цедента цессионарий, является ценой уступленного права. Возмездный характер сделки, предусмотренной статьей 382 Гражданского кодекса Российской Федерации, обязателен. Таким образом, нормы, регулирующие договор финансирования под уступку денежного требования, в том числе регулирующие субъектный состав сторон, к рассматриваемым отношениям неприменимы».

Если же условие и о финансировании, и об уступке денежного требования клиент и финансовый агент пропишут в договоре правильно, согласно требованиям закона, то суд установит, что они надлежащим образом урегулировали в договоре факторинга оба эти условия и согласовали предмет договора.

Так, в одном деле суды указали, что при заключении спорного договора стороны согласовали условие о сумме финансирования, а также об уступке денежного требования, следовательно, они согласовали все существенные и необходимые условия в полном объеме:

  • требование, которое является предметом уступки по договору, определено в акте приема-передачи документов, являющемся неотъемлемой частью договора факторинга;
  • порядок идентификации будущего требования также урегулирован в договоре;
  • обе стороны реально исполнили свои обязательства по договору факторинга.

Пример из практики: Президиум ВАС РФ указал, что стороны согласовали все существенные условия в договоре факторинга 

ЗАО «ФК «Г.»» (фактор) и ОАО «Н.» (клиент) заключили договор факторинга и дополнительные соглашения к нему. Согласно договорным условиям фактор обязался осуществить финансирование клиента в счет уступки требований к ООО «Ф.» (должнику) по договору поставки. Во исполнение договора фактор перечислил по платежному поручению клиенту денежные средства, а клиент представил в подтверждение договора поставки товарную накладную. Стороны также подписали акт приема-передачи документов, в соответствии с которым клиент передает фактору право требования к должнику по договору поставки. Уведомлением должник был поставлен в известность о состоявшейся уступке права требования.

В соответствии с условиями договора факторинга клиент отвечает перед фактором за неисполнение или ненадлежащее исполнение требований, являющихся предметом уступки. Кроме того, по условиям договора факторинга клиент обязался уплатить фактору вознаграждение.

В обеспечение исполнения обязательств по договору факторинга ЗАО «ФК «Г.»» и ОАО «Р.» (поручитель) заключили договор поручительства. По условиям договора при неисполнении или ненадлежащем исполнении клиентом обязательств по договору факторинга поручитель отвечает перед фактором солидарно с клиентом.

В связи с тем, что клиент и должник ненадлежащим образом выполняли обязательства по договору, финансовый агент обратился с иском в суд. Предъявляя встречный иск, ответчики ссылались на незаключенность договора факторинга в связи с несогласованностью существенных условий, а также подписание указанного договора неустановленным лицом.

Президиум ВАС РФ указал следующее. Договор считается заключенным, если между сторонами достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора (ст. 432 ГК РФ).

К существенным условиям договора факторинга относятся условия (ст. 826 ГК РФ):

  • о сумме финансирования;
  • о денежных требованиях, которые приобретает финансовый агент.

Денежное требование, являющееся предметом уступки, должно быть определено в договоре клиента с финансовым агентом таким образом, который позволяет идентифицировать существующее требование в момент заключения договора, а будущее требование – не позднее чем в момент его возникновения.

Суды трех инстанций пришли к выводу о том, что при заключении спорного договора стороны в полном объеме согласовали все существенные и необходимые условия. Требование, являющееся предметом уступки по договору, определено в акте приема-передачи документов, являющемся неотъемлемой частью договора факторинга. Порядок идентификации будущего требования урегулирован договором. Кроме того, суды приняли во внимание реальное исполнение спорного договора обеими сторонами. В связи с этим ВАС РФ отказал в передаче дела для пересмотра в порядке надзора (определение ВАС РФ от 11 ноября 2010 г. № ВАС-14936/10).

Форма договора финансирования под уступку денежного требования

При заключении договора факторинга нужно руководствоваться нормами о форме уступки права требования, так как Гражданский кодекс РФ не содержит особых требований к форме договора факторинга.

Внимание! Проект изменений в Гражданский кодекс РФ определил соотношение договора факторинга с договором цессии.

Положения законопроекта устанавливают, что к договору факторинга будут применяться правила главы 24 Гражданского кодекса «Перемена лиц в обязательстве» в части, не урегулированной главой 43 Гражданского кодекса РФ «Финансирование под уступку денежного требования».

В настоящее время в судебной практике существуют различные позиции по данному вопросу. Одни суды разъясняют, что на этот договор распространяются нормы главы 24 Гражданского кодекса РФ (определение ВАС РФ от 2 февраля 2011 г. № ВАС-462/11). Другие признают факторинг самостоятельным договором, который включает в себя уступку права требования и регулируется нормами главы 43 Гражданского кодекса РФ «Финансирование под уступку денежного требования» (постановление ФАС Поволжского округа от 2 октября 2008 г. по делу № А55-723/08). ФАС Поволжского округа указал, что «характер обязательств по договору финансирования под уступку денежного требования свидетельствует о совершении в рамках данного договорного отношения сделок по передаче обязательственных прав, следовательно, уступка требования, совершенная в рамках договора факторинга, является разновидностью общегражданской уступки права требования, которая не носит самостоятельного характера, а входит в договор финансирования как его элемент».

Уступка требования, основанного на сделке, совершенной в простой письменной или нотариальной форме, должна быть совершена в соответствующей письменной форме; уступка требования по сделке, требующей государственной регистрации, должна быть зарегистрирована в порядке, установленном для регистрации этой сделки, если иное не установлено законом (ст. 389 ГК РФ).

Договор финансирования под уступку денежного требования в любом случае нужно заключать как минимум в простой письменной форме. Ведь его стороной является всегда юридическое лицо – финансовый агент. А для сделок с участием юридических лиц устная форма сделки не допускается (подп. 1 п. 1 ст. 161 ГК РФ).

Договор можно заключить путем (п. 2 ст. 434 ГК РФ):

  • составления одного документа, подписанного сторонами;
  • обмена письмами, телеграммами, телексами, телефаксами и иными документами, в том числе электронными документами, передаваемыми по каналам связи, позволяющими достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору.

При уступке будущего денежного требования оно считается перешедшим к финансовому агенту лишь после того, как возникло само право на получение с должника денежных средств.

Если уступка денежного требования обусловлена определенным событием, она вступает в силу после наступления этого события. Дополнительного оформления уступки денежного требования в этих случаях не требуется (п. 2 ст. 826 ГК РФ).

Условие о сумме и порядке выплаты финансирования

Условие о сумме финансирования можно сформулировать в договоре факторинга:

  • путем указания конкретной суммы, подлежащей уплате финансовым агентом клиенту за каждое уступаемое право требования;
  • в процентном соотношении к суммам уступаемых прав требования;
  • в виде формулы расчета суммы финансирования – в случае заключения соглашений о факторинге, которые предполагают сотрудничество в течение длительного времени и уступку большого объема дебиторской задолженности.

Также в договоре факторинга можно прописать сроки предоставления финансирования.

Согласовать условие о финансировании можно как в тексте самого договора, так и в дополнительном соглашении к нему.

Пример из практики: по мнению суда, если дополнительное соглашение к договору факторинга содержит условия о финансировании, то такой договор нельзя считать незаключенным 

ООО «Р.» (клиент) и ЗАО «С.» (финансовый агент) заключили договор финансирования под уступку денежного требования. Стороны согласовали уступку денежных требований клиентом финансовому агенту, в том числе по договору поставки между клиентом и ОАО ХК «Г.» (должник). Клиент в претензии уведомил должника об уступке денежного требования по договору поставки и потребовал перечислить задолженность на расчетный счет финансового агента.

Должник не погасил задолженность, в связи с чем финансовый агент обратился с исковым заявлением в суд. Суд первой инстанции исковые требования оставил без удовлетворения. При этом он исходил из того, что договор финансирования под уступку денежного требования не содержит условия о сумме финансирования, а потому в силу статьи 432 Гражданского кодекса РФ является незаключенным и правовых последствий не влечет.

Суд апелляционной инстанции отменил решение суда и удовлетворил исковые требования. По мнению кассационного суда, апелляционный суд обоснованно пришел к выводу о том, что договор содержит условие о сумме финансирования. Из дополнительного соглашения к договору финансирования следует вывод о согласовании сторонами как размера вознаграждения финансового агента, так и размера финансирования (постановление ФАС Московского округа от 26 декабря 2011 г. по делу № А40-43829/11-146-339).

Наконец, стоит отметить, что ответственность клиента перед финансовым агентом будет разной в зависимости от того, какой из двух видов договора факторинга они заключили (п. 1 ст. 824, ст. 831 ГК РФ):

  • финансирование клиента путем покупки у клиента денежного требования финансовым агентом;
  • уступка требования в качестве обеспечения исполнения обязательств клиента перед финансовым агентом.

Указанные нормы носят диспозитивный характер, то есть иное может быть указано в договоре. Иными словами, стороны могут установить разные варианты наличия или отсутствия ответственности. В постановлении ФАС Западно-Сибирского округа от 9 октября 2008 г. № Ф04-6270/2008(13495-А70-13) суд отметил, что включение условия об ответственности клиента перед финансовым агентом не ставится в зависимость от вида договора финансирования под уступку денежного требования. При этом обязанности клиента, связанные с исполнением (неисполнением или ненадлежащим исполнением) должником обязательства по уступленному праву требования, возникают, когда договор финансирования под уступку денежного требования заключается как с условием об уступке денежного требования в целях обеспечения обязательства клиента перед финансовым агентом (обеспечительный факторинг), так и с условием об ответственности клиента за неисполнение или ненадлежащее исполнение должником денежного требования (оборотный, регрессный факторинг).

В первом случае (обеспечительный факторинг) на стороне клиента имеется обязанность погасить остаток долга финансовому агенту, если денежные средства, которые финансовый агент получил от должника, не покрывают всю сумму долга клиента перед финансовым агентом, обеспеченную уступкой требования (п. 2 ст. 831 ГК РФ).

Во втором случае (оборотный факторинг) клиент несет ответственность перед финансовым агентом не только за действительность переданного ему требования, которое является предметом уступки, но и за его исполнение должником (п. 3 ст. 827 ГК РФ), принимая на себя своеобразное поручительство за исполнение должником своего обязательства перед финансовым агентом.

Идентификация уступаемого денежного требования в договоре

Денежное требование в договоре факторинга является существенным условием. Денежное требование, которое передается по договору факторинга, нужно определить в договоре клиента с финансовым агентом таким образом, который бы позволял идентифицировать (п. 1 ст. 826 ГК РФ):

  • существующее требование в момент заключения договора;
  • будущее требование – не позднее чем в момент его возникновения.

Если стороны не согласуют в договоре денежные требования, то суд признает договор незаключенным (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 21 июля 2009 г. № Ф04-4216/2009(10540-А27-12)).

Анализ судебной практики показывает, что указание на уступаемое денежное требование не обязательно должно быть в тексте непосредственно самого договора. Чтобы договор считался заключенным, денежное требование может быть определено, в частности, в акте приема-передачи. Так, суд установил, что между фактором и клиентом подписан акт приема-передачи документов, в соответствии с которым клиент передает фактору право требования к должнику по договору поставки. Таким образом, требование, которое является предметом уступки по договору, определено в акте приема-передачи документов. Акт приема-передачи – неотъемлемая часть договора факторинга. Следовательно, порядок идентификации требования в договоре факторинга урегулирован (определение ВАС РФ от 11 ноября 2010 г. № ВАС-14925/10).

Другой вариант – существенные условия договора финансирования под уступку денежного требования можно сформулировать в дополнительном соглашении к договору (постановление ФАС Московского округа от 26 декабря 2011 г. по делу № А40-43829/11-146-339).

Иные условия договора финансирования под уступку денежного требования

К существенным условиям договора относятся те, которые являются существенными и необходимыми в силу правовых актов, а также о которых достигнуто соглашение сторон (п. 1 ст. 432 ГК РФ, определение ВАС РФ от 11 ноября 2010 г. № ВАС-14925/10).

Поэтому иногда суды признают отдельные условия существенными или необходимыми для конкретного договора финансирования под уступку денежного требования. Например, Арбитражный суд г. Москвы в решении от 26 мая 2008 г. по делу № А40-62924/07-83-557 указал: если стороны в договоре факторинга согласовали условия, в соответствии с которыми возникает ответственность клиента за неисполнение дебиторами требований, уступленных фактору, и в результате которых клиент обязан исполнить требования фактора, то они являются существенными и неразрывно связаны с договором в целом (поскольку не представлено доказательств, что договор мог быть заключен без этих условий). То есть такие условия об ответственности становятся, по мнению суда, существенными для данного договора. Вместе с тем, эти условия не являются обязательными для договора факторинга как такового.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

В договоре финансирования под уступку денежного требования обязательства финансового агента могут включать (п. 2 ст. 824 ГК РФ):

  • ведение для клиента бухучета;
  • предоставление клиенту иных финансовых услуг, связанных с денежными требованиями, являющимися предметом уступки.

Поэтому иногда к числу существенных условий, входящих в предмет договора факторинга, относят финансовые услуги, которые финансовый агент оказывает клиенту, условия об объеме и о порядке оказания соответствующих финансовых услуг, а также порядок и размер их оплаты клиентом.

Однако включение в предмет договора факторинга финансовых услуг не является обязательным требованием к содержанию договора факторинга.

Внимание! Проект изменений в Гражданский кодекс РФ изменяет требования к содержанию договора факторинга. Согласно предложенным изменениям финансовый агент обязан совершить не менее двух действий из следующих (ст. 824 ГК РФ в редакции проекта):

1) передать клиенту денежные средства в счет денежных требований, в том числе в форме займа или предварительного платежа (аванса);

2) оказать клиенту услуги по учету денежных требований (дебиторской задолженности);

3) оказать клиенту услуги по управлению денежными требованиями (дебиторской задолженностью), включая предъявление их к оплате должникам, услуги по сбору с должников платежей и проведению связанных с требованиями расчетов;

4) оказать клиенту услуги в отношении обеспечения исполнения обязательств должников.

Читайте так же:  Какие документы нужны для развода?

Требуется ли обязательно согласовывать в договоре факторинга условие о вознаграждении финансовому агенту?

Нет, такое согласование не обязательно.

Договор финансирования под уступку денежного требования предполагает выплату клиентом финансовому агенту денежного вознаграждения. Однако условие о вознаграждении финансовому агенту не требует обязательного определения в договоре. На это указывает большинство судов. Например, в постановлении ФАС Восточно-Сибирского округа от 24 января 2007 г. № А10-439/05-Ф02-3106/06-С1 по делу № А10-439/05 суд разъяснил, что встречным предоставлением клиенту за передаваемое право требования является финансирование финансовым агентом по договору факторинга. Нормы гражданского законодательства не предусматривают обязанность клиента по выплате финансовому агенту комиссионного вознаграждения.

Однако отдельные суды относят к существенным условиям договора факторинга размер вознаграждения финансовому агенту (постановление ФАС Уральского округа от 12 июля 2004 г. № Ф09-2155/04-ГК). Суд указал, что одним из условий финансирования под уступку денежного требования является размер вознаграждения финансового агента за предоставляемые услуги. Поскольку такое условие отсутствует, то оснований для признания совершенной сторонами сделки договором факторинга не имеется.

По мнению ФАС Западно-Сибирского округа, одним из условий договора факторинга является цена в виде размера вознаграждения финансовому агенту. В противном случае договор являлся бы безвозмездным, что запрещено законом в правоотношениях между юридическими лицами (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 23 сентября 2008 г. № Ф04-5751/2008(12012-А70-13)).

В целом в большинстве случаев при заключении договора финансирования под уступку денежного требования стороны согласовывают следующие условия:
  • о денежных требованиях, которые клиент уступает финансовому агенту, и порядке их уступки;
  • о сумме и порядке выплаты финансирования;
  • о размере вознаграждения финансового агента;
  • об определенных действиях, которые обязан совершить финансовый агент, в целях оказания клиенту дополнительных услуг.

Стороны вправе согласовывать также условия:

  • об ответственности клиента за неисполнение должником денежного требования (п. 3 ст. 827 ГК РФ);
  • о возможности переуступки (т. е. последующей уступки) денежного требования финансовым агентом (ст. 829 ГК РФ);
  • об отсутствии ответственности клиента за действительность денежного требования (п. 1 ст. 827 ГК РФ).

По договору финансирования под уступку денежного требования финансовый агент передает клиенту денежные средства в счет денежного требования клиента к должнику. Следовательно, особенностью договора является трехсубъектный состав:
  • клиент, нуждающийся в финансировании;
  • должник, требование к которому передает клиент;
  • финансовый агент, который осуществляет финансирование клиента.

В настоящее время в качестве финансового агента могут выступать любые коммерческие организации, лицензии для этого не требуется (ст. 825 ГК РФ).

Финансирование под уступку денежного требования выгодно тем, что освобождает предпринимателя или организацию от ожидания возврата задолженности (например, от ожидания оплаты поставленного товара). Получив денежные средства от финансового агента в обмен на требование к должнику, клиент может сразу включить их в экономический оборот.

Чтобы правильно заключить договор финансирования под уступку денежного требования, клиенту нужно разобраться, какие условия должны быть согласованы в таком договоре.

Основные требования к заключению договора факторинга

Договор финансирования под уступку денежного требования заключается по общим правилам о заключении гражданско-правовых договоров (гл. 28 ГК РФ). Договор считается заключенным, если между сторонами в требуемой в подлежащих случаях форме достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора.

К существенным относятся только два условия договора факторинга (ст. 824 и 826 ГК РФ):

  • о финансировании клиента финансовым агентом;
  • о денежных требованиях, приобретаемых финансовым агентом (т. е. задолженность должника).

Со вторым из этих условий проблем обычно не возникает. Требование передать денежные средства, как правило, легко отличить от требований поставить товар, выполнить работы и т. д. Главное – сформулировать это требование в договоре четко и подробно.

А вот с условием о финансировании сложностей больше. Помимо общих правил о том, как сформулировать условие о порядке и сумме выплаты такого финансирования, необходимо учитывать следующее.
Иногда договор факторинга заключают только для того, чтобы обойти предусмотренный в основном договоре запрет на уступку права (требования).

Дело в том, что закон прямо разрешает заключить договор факторинга, даже несмотря на ограничения в основном договоре.

И именно этим факторинг отличается от общих правил о цессии (об уступке требования).

Поэтому вполне естественно, что лица, пытающиеся оспорить договор факторинга по тем или иным причинам, обращают пристальное внимание на те недочеты, которые позволят доказать, что этот договор на самом деле прикрывает договор цессии.

Внимание! Если суд установит, что стороны не осуществили финансирование по договору, то есть риск, что суд признает договор факторинга притворной сделкой, прикрывающей цессию.
[4]
Если при этом окажется, что в основном договоре есть запрет на уступку требования, такая уступка будет признана ничтожной.

Так, в примере ниже стороны заключили договор факторинга в ходе судебного разбирательства, после того как суд предложил им представить документы, которые бы подтверждали согласие заказчика на переход прав по договору подряда. Доказательства того, что денежные обязательства по договору факторинга исполнялись, отсутствовали. В связи с этим суд решил, что финансирование не производилось. Притворная сделка, то есть сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, ничтожна. Такое правило содержит статья 170 Гражданского кодекса РФ. Поэтому суд признал договор факторинга ничтожной сделкой. Суд установил, что к договору в соответствии со статьей 170 Гражданского кодекса РФ подлежат применению правила, относящиеся к сделке, которую стороны действительно имели в виду, – договору уступки прав.

Пример из практики: суд пришел к выводу, что договор факторинга не влечет возникновения права требовать уплаты спорных денежных средств, поскольку является притворной сделкой, прикрывающей ничтожную сделку по уступке права 

ООО «Л.» (заказчик) и ООО «Н.» (подрядчик) заключили договор подряда. В дальнейшем ООО «Н.» (кредитор) и ООО «Тр.» (новый кредитор) заключили договор уступки прав. Также был заключен договор уступки прав между ООО «Тр.» (кредитор) и ООО «Т.» (новый кредитор). По условиям договора кредитор передал новому кредитору все права, которые принадлежали ему в силу договора уступки права требования.

В договоре поставки ООО «Т.» (покупатель) и ООО «Л.» (поставщик) предусмотрели оплату за поставляемый товар за счет имущественных требований покупателя, которые имелись у него к поставщику, путем зачета встречных однородных требований.

ООО «Т.» обратилось в суд с иском к ООО «Л.» о взыскании задолженности по договору подряда.

До принятия арбитражным судом решения по делу истец изменил основание иска и потребовал уплаты денежных средств на основании договора финансирования под уступку денежного требования, заключенного между ООО «Н.», ООО «Тр.» и ООО «Т».

В этом договоре стороны предусмотрели, что ООО «Тр.» передает ООО «Н.» денежные средства в счет денежного требования к третьему лицу – ООО «Л.», вытекающего из договора подряда. В свою очередь ООО «Н.» уступает ООО «Тр.» денежное требование на получение денежных средств за выполненные работы. ООО «Т.» передает ООО «Тр.» денежные средства в счет денежного требования к третьему лицу – ООО «Л.», вытекающего из договора подряда, а ООО «Тр.» уступает ООО «Т.» денежное требование на получение денежных средств за выполненные работы по договору подряда.

Суд первой инстанции в удовлетворении заявленных требований отказал. Суд пришел к выводу, что договор финансирования под уступку денежного требования не влечет возникновения у ООО «Т.» права требовать уплаты спорных денежных средств в рамках договора подряда, поскольку является притворной сделкой, прикрывающей сделку по уступке прав, которая является ничтожной.

Не согласившись с принятым судебным актом, ООО «Т.» обратилось с апелляционной жалобой. В обоснование своих требований оно указало, что содержание договора финансирования под уступку денежного требования свидетельствует о направленности волеизъявления сторон на заключение именно договора финансирования под уступку денежного требования, а никакого иного договора.

Доказательства фактического исполнения этого договора ООО «Т.» не представило в суд первой инстанции по причине того, что договор был заключен незадолго до судебного заседания.

ООО «Т.» также сослалось на то, что уступка финансовому агенту денежного требования является действительной, даже если между клиентом и его должником существует соглашение о ее запрете или об ограничении (ст. 828 ГК РФ). В данном случае наличие в договоре подряда требования о согласии ООО «Л.» на уступку прав требования не является основанием для признания договора финансирования под уступку денежного требования недействительным (ничтожным).

ООО «Л.» в отзыве на апелляционную жалобу ссылалось на то, что договор финансирования под уступку денежного требования является притворной сделкой, прикрывающей сделку уступки. А сделка по уступке ничтожна, так как в договоре подряда стороны прямо предусмотрели, что уступка требования к заказчику третьим лицам по настоящему договору не допускается без согласия заказчика, между тем заказчик (ООО «Л.») не давал своего согласия на уступку долга от первоначального кредитора следующему. Кроме того, в самом договоре уступки прав между ООО «Н.» и ООО «Тр.» также обе стороны подтвердили, что дальнейшая уступка прав требования возможна только с согласия заказчика. Такого согласия заказчик не давал.

Суд апелляционной инстанции посчитал выводы суда первой инстанции правильными на основании следующего.

Притворная сделка, то есть сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, ничтожна. К сделке, которую стороны действительно имели в виду, применяются относящиеся к ней правила (ст. 170 ГК РФ).[1]

Сущность договора факторинга заключается в своеобразном обмене исполняемого в будущем денежного требования на денежные средства. С экономической стороны финансирование под уступку денежного требования освобождает коммерсанта от ожидания платы за товары (работы, услуги) от покупателя. Незамедлительно получив денежные средства от финансового агента (фактора), клиент передает ему свое требование к покупателю, а денежные средства фактора включает в собственный экономический оборот, освобождая себя от ожидания расчетов с должником.

Договор финансирования под уступку денежного требования является возмездным, двусторонне обязывающим, то есть для признания уступки права требования факторингом договор должен соответствовать двум признакам: денежный характер уступаемого требования и наличие предварительного финансирования.

Договор финансирования под уступку денежного требования стороны заключили в ходе судебного разбирательства, после судебного заседания, в котором сторонам предлагалось представить документы, которые бы подтверждали согласие заказчика на переход прав по договору подряда. Однако доказательств исполнения денежных обязательств по договору финансирования под уступку денежного требования ООО «Т.» не представило. Из этого суд сделал вывод, что финансирование по договору не производилось.

Учитывая отсутствие предварительного финансирования со стороны финансовых агентов (ООО «Тр.», ООО «Т.»), суды пришли к выводу о том, что эти обстоятельства свидетельствуют о притворности сделки финансирования под уступку денежного требования. В действительности ее стороны имели в виду договор уступки. Договор финансирования под уступку денежного требования является ничтожной сделкой. Следовательно, к договору в соответствии со статьей 170 Гражданского кодекса РФ подлежат применению правила, относящиеся к сделке, которую стороны действительно имели в виду, – договору уступки прав, то есть нормы главы 24 Гражданского кодекса РФ.

В договоре подряда стороны предусмотрели, что уступка прав требований к заказчику третьим лицам не допускается без согласия заказчика. Заказчик такого согласия не давал. Какие-либо документальные доказательства, которые бы свидетельствовали о наличии согласия ООО «Л.» на переход прав по спорному договору, отсутствуют. В связи с этим суд пришел к выводу, что договор уступки прав также является недействительной (ничтожной) сделкой и не влечет возникновения у ООО «Т.» права требовать уплаты денежных средств по договору подряда (постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 29 сентября 2010 г. № 17АП-9315/2010-ГК).

Предметом договора финансирования под уступку денежного требования должно являться именно финансирование. При этом обязательным условием финансирования выступает уступка денежного требования. Такой вывод следует из анализа судебной практики. В частности, в постановлении Второго арбитражного апелляционного суда от 12 июля 2010 г. по делу № А82-19138/2009-45 суд разъяснил следующее: «Анализ условий данного договора не позволяет его квалифицировать как договор факторинга, поскольку предметом последнего является не обязанность уступить денежное требование, как в спорном случае, а обязанность финансирования; условие финансирования – уступка денежного требования. Таким образом, нормы, регулирующие договор финансирования под уступку денежного требования, к рассматриваемым отношениям неприменимы».

Пример из практики: суд установил, что спорный договор по своей сути не является договором факторинга, поскольку предмет спорного договора – обязанность уступить денежное требование, а не обязанность финансирования [2]

Предприниматель Ш. (поставщик) и ООО «Я.» (покупатель) подписали договор поставки.

В договоре стороны установили, что права и обязанности сторон по договору не могут быть переданы третьему лицу без взаимного (между поставщиком и покупателем) на то согласия.

Впоследствии предприниматель Ш. (цедент) и предприниматель Т. (цессионарий) заключили договор цессии об уступке права требования по договору поставки.

В связи с заключением договора цессии предприниматель Ш. обратился к ООО «Я.» с заявлением о перечислении долга предпринимателю Т. Предприниматель Ш. также обратился к ООО «Я.» с заявлением о перечислении денежных средств на его расчетный счет.

В итоге предприниматель Т. обратилась с иском в суд к ООО «Я.» о взыскании задолженности на основании договора уступки прав требования (цессии).

Исковые требования она мотивировала тем, что ООО «Я.» перечислило денежные средства на расчетный счет предпринимателя Ш. вместо расчетного счета истца, в результате денежные средства были арестованы и перечислены ЗАО «Р.». Договор истец считает договором о факторинговом обслуживании, в силу чего согласия должника об уступке требования не требуется.

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении исковых требований. Суд счел договор цессии незаключенным. Суд указал, что стороны не определили объем уступаемого права требования, а именно: отсутствует ссылка на товарные накладные, по которым передается право требования, сумма уступаемого права требования по договору уступки прав не соответствует сумме, указанной в акте сверки, подписанном между предпринимателем Ш. и ООО «Я».

Кроме того, суд установил, что в деле отсутствуют доказательства согласия ООО «Я.» на уступку предпринимателю Т. прав требования по договору поставки. Необходимость такого согласия предусматривает договор поставки. Договор уступки права требования (цессии) между предпринимателем Ш. (цедент) и предпринимателем Т. (цессионарий) об уступке права требования предпринимателя Ш. от ООО «Я.» задолженности, которая вытекает из договора поставки, противоречит части 2 статьи 382 и части 1 статьи 388 Гражданского кодекса РФ. И следовательно, в силу статьи 168 Гражданского кодекса РФ является ничтожным.

Предприниматель Т. обратилась в суд с апелляционной жалобой. Апелляционный суд согласился с решением суда первой инстанции по следующим основаниям.[3]

  • Стороны договора цессии не определили объем передаваемого права. Из договора усматривается, что в нем не содержится ссылок на конкретные счета-фактуры, товарные накладные, которые подтверждают наличие долга и по которым передается право требования; сумма уступаемого права требования, указанная в договоре уступки прав, не соответствует сумме, указанной в подписанном между предпринимателем Ш. и ООО «Я.» акте сверки взаимных расчетов.
  • Из содержания договора не усматривается, что новому кредитору перешло право, принадлежащее предпринимателю Ш. по договору поставки, в том же объеме и на тех же условиях, которые существовали у предпринимателя к моменту перехода права. При таких обстоятельствах договор уступки прав нельзя считать заключенным.
  • Как следует из условий договора поставки, права и обязанности сторон по настоящему договору не могут быть переданы третьему лицу без взаимного на то согласия сторон. То есть для уступки такого права требуется согласие как предпринимателя Ш., так и ООО «Я.». Установив, что ООО «Я.» не давало согласия на уступку прав требования, суд пришел к выводу, что продажу прав требований должника предпринимателю Т. стороны осуществили с нарушением договора поставки.
Читайте так же:  Как узнать свой стаж для начисления и получения пенсии?

Доводы предпринимателя о том, что спорный договор по своей сути является договором финансирования под уступку денежного требования (факторинг), суд счел несостоятельными. Анализ условий данного договора не позволяет его квалифицировать как договор факторинга, поскольку предметом последнего является не обязанность уступить денежное требование, как в спорном случае, а обязанность финансирования; условие финансирования – уступка денежного требования.

Таким образом, суд пришел к выводу, что нормы, которые регулируют договор финансирования под уступку денежного требования, к рассматриваемым отношениям неприменимы (постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 12 июля 2010 г. по делу № А82-19138/2009-45).

К подобным выводам приходили суды и по другим делам (постановления Президиума ВАС РФ от 23 мая 2000 г. № 8420/99, ФАС Центрального округа от 4 декабря 2006 г. № А48-276/06-1, от 5 июля 2006 г. № А54-677/2006-С22, от 22 июня 2006 г. по делу № А54-732/2006-С7, Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 26 июля 2011 г. № 18АП-5398/2011 по делу № А76-23371/2010).

Так, суд в постановлении ФАС Центрального округа от 5 июля 2006 г. № А54-677/2006-С22 указал, что «предметом договора финансирования под уступку денежного требования является передача денежных средств. Рассматриваемая сделка имеет иной предмет – уступка денежного требования. Последующая оплата, которую обязался производить в пользу цедента цессионарий, является ценой уступленного права. Возмездный характер сделки, предусмотренной статьей 382 Гражданского кодекса Российской Федерации, обязателен. Таким образом, нормы, регулирующие договор финансирования под уступку денежного требования, в том числе регулирующие субъектный состав сторон, к рассматриваемым отношениям неприменимы».

Если же условие и о финансировании, и об уступке денежного требования клиент и финансовый агент пропишут в договоре правильно, согласно требованиям закона, то суд установит, что они надлежащим образом урегулировали в договоре факторинга оба эти условия и согласовали предмет договора.

Так, в одном деле суды указали, что при заключении спорного договора стороны согласовали условие о сумме финансирования, а также об уступке денежного требования, следовательно, они согласовали все существенные и необходимые условия в полном объеме:

  • требование, которое является предметом уступки по договору, определено в акте приема-передачи документов, являющемся неотъемлемой частью договора факторинга;
  • порядок идентификации будущего требования также урегулирован в договоре;
  • обе стороны реально исполнили свои обязательства по договору факторинга.

Пример из практики: Президиум ВАС РФ указал, что стороны согласовали все существенные условия в договоре факторинга 

ЗАО «ФК «Г.»» (фактор) и ОАО «Н.» (клиент) заключили договор факторинга и дополнительные соглашения к нему. Согласно договорным условиям фактор обязался осуществить финансирование клиента в счет уступки требований к ООО «Ф.» (должнику) по договору поставки. Во исполнение договора фактор перечислил по платежному поручению клиенту денежные средства, а клиент представил в подтверждение договора поставки товарную накладную. Стороны также подписали акт приема-передачи документов, в соответствии с которым клиент передает фактору право требования к должнику по договору поставки. Уведомлением должник был поставлен в известность о состоявшейся уступке права требования.

В соответствии с условиями договора факторинга клиент отвечает перед фактором за неисполнение или ненадлежащее исполнение требований, являющихся предметом уступки. Кроме того, по условиям договора факторинга клиент обязался уплатить фактору вознаграждение.

В обеспечение исполнения обязательств по договору факторинга ЗАО «ФК «Г.»» и ОАО «Р.» (поручитель) заключили договор поручительства. По условиям договора при неисполнении или ненадлежащем исполнении клиентом обязательств по договору факторинга поручитель отвечает перед фактором солидарно с клиентом.

В связи с тем, что клиент и должник ненадлежащим образом выполняли обязательства по договору, финансовый агент обратился с иском в суд. Предъявляя встречный иск, ответчики ссылались на незаключенность договора факторинга в связи с несогласованностью существенных условий, а также подписание указанного договора неустановленным лицом.

Президиум ВАС РФ указал следующее. Договор считается заключенным, если между сторонами достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора (ст. 432 ГК РФ).

К существенным условиям договора факторинга относятся условия (ст. 826 ГК РФ):

  • о сумме финансирования;
  • о денежных требованиях, которые приобретает финансовый агент.

Денежное требование, являющееся предметом уступки, должно быть определено в договоре клиента с финансовым агентом таким образом, который позволяет идентифицировать существующее требование в момент заключения договора, а будущее требование – не позднее чем в момент его возникновения.

Суды трех инстанций пришли к выводу о том, что при заключении спорного договора стороны в полном объеме согласовали все существенные и необходимые условия. Требование, являющееся предметом уступки по договору, определено в акте приема-передачи документов, являющемся неотъемлемой частью договора факторинга. Порядок идентификации будущего требования урегулирован договором. Кроме того, суды приняли во внимание реальное исполнение спорного договора обеими сторонами. В связи с этим ВАС РФ отказал в передаче дела для пересмотра в порядке надзора (определение ВАС РФ от 11 ноября 2010 г. № ВАС-14936/10).

Форма договора финансирования под уступку денежного требования

При заключении договора факторинга нужно руководствоваться нормами о форме уступки права требования, так как Гражданский кодекс РФ не содержит особых требований к форме договора факторинга.

Внимание! Проект изменений в Гражданский кодекс РФ определил соотношение договора факторинга с договором цессии.

Положения законопроекта устанавливают, что к договору факторинга будут применяться правила главы 24 Гражданского кодекса «Перемена лиц в обязательстве» в части, не урегулированной главой 43 Гражданского кодекса РФ «Финансирование под уступку денежного требования».

В настоящее время в судебной практике существуют различные позиции по данному вопросу. Одни суды разъясняют, что на этот договор распространяются нормы главы 24 Гражданского кодекса РФ (определение ВАС РФ от 2 февраля 2011 г. № ВАС-462/11). Другие признают факторинг самостоятельным договором, который включает в себя уступку права требования и регулируется нормами главы 43 Гражданского кодекса РФ «Финансирование под уступку денежного требования» (постановление ФАС Поволжского округа от 2 октября 2008 г. по делу № А55-723/08). ФАС Поволжского округа указал, что «характер обязательств по договору финансирования под уступку денежного требования свидетельствует о совершении в рамках данного договорного отношения сделок по передаче обязательственных прав, следовательно, уступка требования, совершенная в рамках договора факторинга, является разновидностью общегражданской уступки права требования, которая не носит самостоятельного характера, а входит в договор финансирования как его элемент».

Уступка требования, основанного на сделке, совершенной в простой письменной или нотариальной форме, должна быть совершена в соответствующей письменной форме; уступка требования по сделке, требующей государственной регистрации, должна быть зарегистрирована в порядке, установленном для регистрации этой сделки, если иное не установлено законом (ст. 389 ГК РФ).

Договор финансирования под уступку денежного требования в любом случае нужно заключать как минимум в простой письменной форме. Ведь его стороной является всегда юридическое лицо – финансовый агент. А для сделок с участием юридических лиц устная форма сделки не допускается (подп. 1 п. 1 ст. 161 ГК РФ).

Договор можно заключить путем (п. 2 ст. 434 ГК РФ):

  • составления одного документа, подписанного сторонами;
  • обмена письмами, телеграммами, телексами, телефаксами и иными документами, в том числе электронными документами, передаваемыми по каналам связи, позволяющими достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору.

При уступке будущего денежного требования оно считается перешедшим к финансовому агенту лишь после того, как возникло само право на получение с должника денежных средств.

Если уступка денежного требования обусловлена определенным событием, она вступает в силу после наступления этого события. Дополнительного оформления уступки денежного требования в этих случаях не требуется (п. 2 ст. 826 ГК РФ).

Условие о сумме и порядке выплаты финансирования

Условие о сумме финансирования можно сформулировать в договоре факторинга:

  • путем указания конкретной суммы, подлежащей уплате финансовым агентом клиенту за каждое уступаемое право требования;
  • в процентном соотношении к суммам уступаемых прав требования;
  • в виде формулы расчета суммы финансирования – в случае заключения соглашений о факторинге, которые предполагают сотрудничество в течение длительного времени и уступку большого объема дебиторской задолженности.

Также в договоре факторинга можно прописать сроки предоставления финансирования.

Согласовать условие о финансировании можно как в тексте самого договора, так и в дополнительном соглашении к нему.

Пример из практики: по мнению суда, если дополнительное соглашение к договору факторинга содержит условия о финансировании, то такой договор нельзя считать незаключенным 

ООО «Р.» (клиент) и ЗАО «С.» (финансовый агент) заключили договор финансирования под уступку денежного требования. Стороны согласовали уступку денежных требований клиентом финансовому агенту, в том числе по договору поставки между клиентом и ОАО ХК «Г.» (должник). Клиент в претензии уведомил должника об уступке денежного требования по договору поставки и потребовал перечислить задолженность на расчетный счет финансового агента.

Должник не погасил задолженность, в связи с чем финансовый агент обратился с исковым заявлением в суд. Суд первой инстанции исковые требования оставил без удовлетворения. При этом он исходил из того, что договор финансирования под уступку денежного требования не содержит условия о сумме финансирования, а потому в силу статьи 432 Гражданского кодекса РФ является незаключенным и правовых последствий не влечет.

Суд апелляционной инстанции отменил решение суда и удовлетворил исковые требования. По мнению кассационного суда, апелляционный суд обоснованно пришел к выводу о том, что договор содержит условие о сумме финансирования. Из дополнительного соглашения к договору финансирования следует вывод о согласовании сторонами как размера вознаграждения финансового агента, так и размера финансирования (постановление ФАС Московского округа от 26 декабря 2011 г. по делу № А40-43829/11-146-339).

Наконец, стоит отметить, что ответственность клиента перед финансовым агентом будет разной в зависимости от того, какой из двух видов договора факторинга они заключили (п. 1 ст. 824, ст. 831 ГК РФ):

  • финансирование клиента путем покупки у клиента денежного требования финансовым агентом;
  • уступка требования в качестве обеспечения исполнения обязательств клиента перед финансовым агентом.

Указанные нормы носят диспозитивный характер, то есть иное может быть указано в договоре. Иными словами, стороны могут установить разные варианты наличия или отсутствия ответственности. В постановлении ФАС Западно-Сибирского округа от 9 октября 2008 г. № Ф04-6270/2008(13495-А70-13) суд отметил, что включение условия об ответственности клиента перед финансовым агентом не ставится в зависимость от вида договора финансирования под уступку денежного требования. При этом обязанности клиента, связанные с исполнением (неисполнением или ненадлежащим исполнением) должником обязательства по уступленному праву требования, возникают, когда договор финансирования под уступку денежного требования заключается как с условием об уступке денежного требования в целях обеспечения обязательства клиента перед финансовым агентом (обеспечительный факторинг), так и с условием об ответственности клиента за неисполнение или ненадлежащее исполнение должником денежного требования (оборотный, регрессный факторинг).

В первом случае (обеспечительный факторинг) на стороне клиента имеется обязанность погасить остаток долга финансовому агенту, если денежные средства, которые финансовый агент получил от должника, не покрывают всю сумму долга клиента перед финансовым агентом, обеспеченную уступкой требования (п. 2 ст. 831 ГК РФ).

Во втором случае (оборотный факторинг) клиент несет ответственность перед финансовым агентом не только за действительность переданного ему требования, которое является предметом уступки, но и за его исполнение должником (п. 3 ст. 827 ГК РФ), принимая на себя своеобразное поручительство за исполнение должником своего обязательства перед финансовым агентом.

Идентификация уступаемого денежного требования в договоре

Денежное требование в договоре факторинга является существенным условием. Денежное требование, которое передается по договору факторинга, нужно определить в договоре клиента с финансовым агентом таким образом, который бы позволял идентифицировать (п. 1 ст. 826 ГК РФ):

  • существующее требование в момент заключения договора;
  • будущее требование – не позднее чем в момент его возникновения.

Если стороны не согласуют в договоре денежные требования, то суд признает договор незаключенным (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 21 июля 2009 г. № Ф04-4216/2009(10540-А27-12)).

Анализ судебной практики показывает, что указание на уступаемое денежное требование не обязательно должно быть в тексте непосредственно самого договора. Чтобы договор считался заключенным, денежное требование может быть определено, в частности, в акте приема-передачи. Так, суд установил, что между фактором и клиентом подписан акт приема-передачи документов, в соответствии с которым клиент передает фактору право требования к должнику по договору поставки. Таким образом, требование, которое является предметом уступки по договору, определено в акте приема-передачи документов. Акт приема-передачи – неотъемлемая часть договора факторинга. Следовательно, порядок идентификации требования в договоре факторинга урегулирован (определение ВАС РФ от 11 ноября 2010 г. № ВАС-14925/10).

Другой вариант – существенные условия договора финансирования под уступку денежного требования можно сформулировать в дополнительном соглашении к договору (постановление ФАС Московского округа от 26 декабря 2011 г. по делу № А40-43829/11-146-339).

Читайте так же:  Создание ТСЖ: пошаговая инстрация

Иные условия договора финансирования под уступку денежного требования

К существенным условиям договора относятся те, которые являются существенными и необходимыми в силу правовых актов, а также о которых достигнуто соглашение сторон (п. 1 ст. 432 ГК РФ, определение ВАС РФ от 11 ноября 2010 г. № ВАС-14925/10).

Поэтому иногда суды признают отдельные условия существенными или необходимыми для конкретного договора финансирования под уступку денежного требования. Например, Арбитражный суд г. Москвы в решении от 26 мая 2008 г. по делу № А40-62924/07-83-557 указал: если стороны в договоре факторинга согласовали условия, в соответствии с которыми возникает ответственность клиента за неисполнение дебиторами требований, уступленных фактору, и в результате которых клиент обязан исполнить требования фактора, то они являются существенными и неразрывно связаны с договором в целом (поскольку не представлено доказательств, что договор мог быть заключен без этих условий). То есть такие условия об ответственности становятся, по мнению суда, существенными для данного договора. Вместе с тем, эти условия не являются обязательными для договора факторинга как такового.

В договоре финансирования под уступку денежного требования обязательства финансового агента могут включать (п. 2 ст. 824 ГК РФ):

  • ведение для клиента бухучета;
  • предоставление клиенту иных финансовых услуг, связанных с денежными требованиями, являющимися предметом уступки.

Поэтому иногда к числу существенных условий, входящих в предмет договора факторинга, относят финансовые услуги, которые финансовый агент оказывает клиенту, условия об объеме и о порядке оказания соответствующих финансовых услуг, а также порядок и размер их оплаты клиентом.

Однако включение в предмет договора факторинга финансовых услуг не является обязательным требованием к содержанию договора факторинга.

Внимание! Проект изменений в Гражданский кодекс РФ изменяет требования к содержанию договора факторинга. Согласно предложенным изменениям финансовый агент обязан совершить не менее двух действий из следующих (ст. 824 ГК РФ в редакции проекта):

1) передать клиенту денежные средства в счет денежных требований, в том числе в форме займа или предварительного платежа (аванса);

2) оказать клиенту услуги по учету денежных требований (дебиторской задолженности);

3) оказать клиенту услуги по управлению денежными требованиями (дебиторской задолженностью), включая предъявление их к оплате должникам, услуги по сбору с должников платежей и проведению связанных с требованиями расчетов;

4) оказать клиенту услуги в отношении обеспечения исполнения обязательств должников.

Требуется ли обязательно согласовывать в договоре факторинга условие о вознаграждении финансовому агенту?

Нет, такое согласование не обязательно.

Договор финансирования под уступку денежного требования предполагает выплату клиентом финансовому агенту денежного вознаграждения. Однако условие о вознаграждении финансовому агенту не требует обязательного определения в договоре. На это указывает большинство судов. Например, в постановлении ФАС Восточно-Сибирского округа от 24 января 2007 г. № А10-439/05-Ф02-3106/06-С1 по делу № А10-439/05 суд разъяснил, что встречным предоставлением клиенту за передаваемое право требования является финансирование финансовым агентом по договору факторинга. Нормы гражданского законодательства не предусматривают обязанность клиента по выплате финансовому агенту комиссионного вознаграждения.

Однако отдельные суды относят к существенным условиям договора факторинга размер вознаграждения финансовому агенту (постановление ФАС Уральского округа от 12 июля 2004 г. № Ф09-2155/04-ГК). Суд указал, что одним из условий финансирования под уступку денежного требования является размер вознаграждения финансового агента за предоставляемые услуги. Поскольку такое условие отсутствует, то оснований для признания совершенной сторонами сделки договором факторинга не имеется.

По мнению ФАС Западно-Сибирского округа, одним из условий договора факторинга является цена в виде размера вознаграждения финансовому агенту. В противном случае договор являлся бы безвозмездным, что запрещено законом в правоотношениях между юридическими лицами (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 23 сентября 2008 г. № Ф04-5751/2008(12012-А70-13)).

В целом в большинстве случаев при заключении договора финансирования под уступку денежного требования стороны согласовывают следующие условия:
  • о денежных требованиях, которые клиент уступает финансовому агенту, и порядке их уступки;
  • о сумме и порядке выплаты финансирования;
  • о размере вознаграждения финансового агента;
  • об определенных действиях, которые обязан совершить финансовый агент, в целях оказания клиенту дополнительных услуг.

Стороны вправе согласовывать также условия:

  • об ответственности клиента за неисполнение должником денежного требования (п. 3 ст. 827 ГК РФ);
  • о возможности переуступки (т. е. последующей уступки) денежного требования финансовым агентом (ст. 829 ГК РФ);
  • об отсутствии ответственности клиента за действительность денежного требования (п. 1 ст. 827 ГК РФ).

Договор финансирования под уступку денежного требования

Данный договор называют также договором факторинга (он регламентируется гл. 43 ГК РФ — ст. 824-833) или особым институтом агентирования.

По договору финансирования под уступку денежного требования одна сторона (финансовый агент, фактор) передает или обязуется передать другой стороне (клиенту) денежные средства в счет денежного требования клиента (кредитора) к третьему лицу (должнику), вытекающего из предоставления клиентом товаров, выполнения им работ или оказания услуг третьему лицу, а клиент уступает или обязуется уступить финансовому агенту это денежное требование (ст. 824 ГК РФ).

В этом случае можно заключить, что договор финансирования под уступку денежного требования является взаимным и возмездным. При этом он может предстать и как реальный (агент передает деньги или клиент уступает требование), и как консенсуальный (агент обязуется передать денежные средства или клиент обязуется уступить требование) по усмотрению его сторон. Обычный факторинг связан с получением клиентом денежных средств в счет уступаемого им правила требования. Однако на практике имеет место и уступка клиентом денежного требования к третьему лицу, когда цессия осуществляется для обеспечения исполнения обязательства самого клиента перед его финансовым агентом (абз. 2 п. 1 ст. 824 ГК РФ). В зависимости от целей договора различаются права и обязанности его сторон.

Структура договорных отношений в этом случае построена так же, как в договоре комиссии. В процессе заключения данного договора возникают основные (внутренние) и производственные (внешние) отношения. Внутренние отношения возникают между сторонами договора: финансовым агентом (фактором) и клиентом. Финансовый агент — это специальный субъект договора, коммерческая организация, профессионально оказывающая факторинговые услуги. В качестве финансового агента могут выступать банки, иные кредитные и коммерческие организации, получившие специальную лицензию на осуществление деятельности такого рода (ст. 825 ГК РФ). Клиент по договору — это любое лицо, но обычно в такой роли выступают коммерческие организации. Внешние правоотношения складываются между финансовым агентом и третьим лицом, которое является должником клиента по договору (покупателем товаров, заказчиком работ или услуг). Эти отношения не входят в предмет договора о факторинге, но связаны с ним.

Закон установил, что предметом договора является денежное требование, которое уступается в целях получения финансирования (ст. 826 ГК РФ). Требование, передаваемое в качестве предмета договора, должно быть именно денежным. В противном случае (скажем, лицо может передать вещь или сделать какую-либо работу) придется руководствоваться нормами права о цессии. Закон выделяет следующие виды предмета договора о факторинге: денежное требование, срок платежа по которому уже наступил (существующее требование); и денежное требование, которое возникнет в будущем (будущее требование). Причем будущее требование может быть основано на уже заключенном договоре, срок исполнения которого еще не наступил. И оно может основываться на договоре, который только предстоит заключить клиенту и третьему лицу.

Предмет договора о факторинге должен обладать свойством определенности или потенциальной определимости. В соответствии с законом уступка считается состоявшейся, когда возникло само право на получение с должника денежных средств, являющееся предметом договора. Если уступка денежного требования обусловлена определенным событием, она вступает в силу после наступления этого события. При этом каких-либо шагов по оформлению цессии не требуется (п. 2 ст. 826 ГК РФ).

Стороны своим соглашением определяют срок в договоре о факторинге. В интересах фактора срок исполнения данного договора может быть приурочен к моменту исполнения должником уступленного требования, особенно если клиент принял на себя ответственность за реальное исполнение последнего.

Пена договора связана со стоимостью уступаемого требования клиента к должнику. При определении этой цены в расчет принимаются материальное положение клиента и должника, способ платежа по договору, время наступления платежа, количество требований, переданных клиентом, и др. При этом размер вознаграждения финансового агента может определяться в виде твердой суммы, в виде процента от стоимости переданных требований, в виде разницы между номинальной стоимостью требования и оценочной и т.д.

Согласно ст. 389 ГК РФ форма договора о факторинге может быть простая или квалифицированная письменная форма сделки, а иногда — письменная с государственной регистрацией уступки требования. Последующая уступка денежного требования финансовым агентом не допускается, если иное не предусмотрено соглашением сторон.

Содержание данного договора характеризуют права и обязанности финансового агента и клиента. К обязанностям фактора относятся: осуществление финансирования клиента путем передачи цены договора в порядке, установленном в договоре о факторинге; прием у клиента документации для ведения бухгалтерского учета операций клиента; предоставление клиенту услуги, касающейся денежных требований, и др. В договоре могут быть предусмотрены и иные обязанности финансового агента.

Клиент несет перед финансовым агентом ответственность лишь за действительность денежного требования, являющегося предметом уступки (ст. 827 ГК РФ). Действительность передаваемого требования зависит от следующих моментов: клиент должен иметь реальное субъективное право в момент совершения уступки: в момент передачи права клиенту не должны быть известны обстоятельства, из-за которых должник может не исполнять уступаемое требование. Когда препятствия к исполнению переданного требования возникнут позднее момента совершения уступки, они не могут считаться основанием для ответственности добросовестного клиента перед фактором. Клиент не отвечает перед финансовым агентом за неисполнение или ненадлежащее исполнение должником требования. Он обязан передать действительное требование, но не гарантировать его исполнение.

Закон устанавливает также положение о недействительности запрета уступки денежного требования при факторинге (ст. 828 ГК РФ). Речь идет о том, что передача денежного требования является правомерной даже тогда, когда между клиентом (кредитором) и должником ранее было достигнуто соглашение о недопустимости уступки прав по договору. Причем конфликт интересов третьего лица (должника) и агента разрешается в этом случае согласно ст. 828 ГК РФ в пользу последнего. В таком случае клиент (кредитор) продолжает оставаться обязанным перед своим контрагентом (должником) в части исполнения возложенных на него обязательств передать имущество, выполнить работы или оказать услуги в натуре, и он обязан возместить своему контрагенту все убытки, связанные с уступкой права, которая совершена в противоречии с ранее заключенным договором.

В таком случае должник становится обязанным произвести платеж финансовому агенту лишь при условии, что он получит от клиента (кредитора) или от самого финансового агента уведомление об уступке денежного требования в пользу фактора (ст. 830 ГК РФ).

Уведомление должно быть письменным и содержать определение переданного требования, а также наименование финансового агента, в пользу которого произведена передача права. Неисполнение клиентом обязанности по уведомлению должника освобождает последнего от необходимости платить новому кредитору. Исполнение обязательства первоначальному кредитору (клиенту) считается в этом случае исполнением надлежащему кредитору (п. 3 ст. 382 ГК РФ). Должник может потребовать от агента предоставления доказательств того, что уступка требования реально имела место. Отказ фактора от исполнения этой обязанности также восстанавливает право должника произвести платеж своему клиенту.

По закону в процессе осуществления платежа финансовому агенту должник может предъявить к зачету свои денежные требования, основанные на договоре с клиентом. Причем этот зачет производится в соответствии со ст. 386, 410-412 ГК РФ.

Кроме того, здесь закон говорит о «покупке» требования клиента финансовым агентом (п. 1 ст. 831 ГК РФ). При этой «покупке» требования финансовый агент приобретает право на все суммы, которые он может получить от должника. «Покупая» чьи-либо долги, финансовый агент совершает коммерческую сделку. Ответственность клиента наступает лишь за недействительность требования, а все остальное — финансовые риски. С другой стороны, финансовый агент, получая требование клиента, не преследует непосредственной цели извлечь прибыль. Здесь факторинг выполняет гарантийную функцию, а клиент остается ответственным за остаток долга независимо от реальной стоимости переданного требования.

Исполнение должником денежного обязательства в пользу финансового агента освобождает его от соответствующего обязательства перед клиентом.

Ответственность по договору о факторинге непосредственно связана с сутью этого договора. В консенсуальном договоре фактор несет ответственность за отказ от передачи клиенту денежных средств в счет денежного требования последнего. Клиент отвечает за несовершение или ненадлежащее оформление уступки требования, а также по ст. 827 ГК РФ — за действительность переданного требования. Если это установлено договором, клиент несет ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение требования должником. При реальном договоре ответственность за его неисполнение наступает лишь для клиента, и она выражается в компенсации убытков и уплате неустойки, если это предусмотрено соглашением сторон.

Видео удалено.
Видео (кликните для воспроизведения).

Источники:

  1. Деньги, кредит, банки. — М.: КноРус, 2018. — 560 c.
  2. Эдвин, Дж. Долан Деньги, банки и денежно-кредитная политика / Эдвин Дж. Долан. — М.: Санкт-Петербург оркестр, 2014. — 496 c.
  3. Никитина, Н. В. Финансы организаций / Н.В. Никитина, С.С. Старикова. — М.: Флинта, НОУ ВПО МПСИ, 2017. — 368 c.
  4. Н.Г. Малахова Деньги. Банки. Кредит. Конспект лекций / Н.Г. Малахова. — М.: А-Приор, 2012. — 126 c.
  5. Банки и небанковские кредитные организации и их операции. — М.: Юнити-Дана, 2016. — 560 c.
  6. Автомобильная промышленность. Производство, реализация, потребительские споры. Правовой аспект. — М.: Альпина Паблишер, 2009. — 152 c.
Что представляет собой договор финансирования под уступку денежного требования и как его заключить?
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here